20.05.2018

Трудная жизнь деда начинается с 1914 года

Рассказывает Александр Куриленко.

Мне посчастливилось, я много общался с дедом Андреем.  Мы – Куриленки — более 20 лет жили совсем рядом с домом деда. И дед очень часто приходил к нам в гости, садился на лавку и рассказывал разные истории из своей жизни. Одну потрясающую историю, которую рассказывал дед Андрей о том, как был солдатом был на фронте, в окопах против немцев. Эта история определила всю дальнейшую его судьбу, его трудную жизнь и трудную жизнь его детей.

В 1914-м году наш дед служил в царской армии, на линии фронта, в окопах против австро-венгров.

КОММЕНТАРИЙ  автора

Описание тех военных событий, взятых из интернета, в которых вынужденно, простым солдатом русской армии участвовал наш дед Андрей.

Историческую справку о событиях того времени подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук

Источник: http://ruskline.ru/history/2014/12/31/velikie_boi_1914_goda_rasseyali_vse_mechty/

Ded Andrej na fronte 1914 j god 3 300x200 - Трудная жизнь деда начинается с 1914 года

Русские позиции, Сарыкамыш

Русская армия начинала кампанию 1914 года активными наступательными действиями.  В ходе Восточно-Прусской операции наши войска 4/17 августа перешли границу, начав наступление на Кенигсберг. Но, несмотря на победу русской армии в Гумбиненском сражении, движение двух наших армий вскоре замедлилось, и инициатива перешла к немцам. К 17 — 30 августа 2-я армия генерала А.В. Самсонова была полностью разбита, а 1-я армия генерала П.К. Ренненкампфа, опасаясь окружения превосходящими силами противника, была вынуждена отойти на исходную позицию.

Пока русские армии терпели неудачу в Восточной Пруссии,  5 наших армий Юго-Западного фронта под командованием генерала Н.И. Иванова начали наступление на Львов.  16 — 23 августа русские войска одержали победу на австро-венгерскими армиями в Галицийской битве.  21 августа — 3 сентября русские войска взяли Львов, а на следующий день — Галич.  Сохраняя на этом участке театра боевых действий высокий темп наступления, русская армия в кратчайший срок заняла огромную, стратегически важную территорию — Восточную Галицию и часть Буковины.  Эта громкая победа вызвала в российском обществе настоящий восторг,  поскольку занятие Галиции воспринималось как освобождение некогда русской земли от долгой австрийской оккупации.

Дальнейшие военные действия развернулись вокруг Царства Польского.  Русское командование рассчитывало нанести с территории Польши решающий удар по Германии, а немецкое — стремилось ликвидировать этот «выступ», угрожавший русским вторжением.  15 — 28 сентября германское командование предприняло наступление на Варшаву и крепость Ивангород (Варшавско-Ивангородская операция), которое в результате тяжелых и кровопролитных боев было остановлено русской армией.

Отбросив германцев от Варшавы, наши войска перешли Вислу и к 14 — 27 октября немецкая армия, отступив, отошла на первоначальные позиции. Однако новая попытка немцев осуществить наступление 29 октября — 11 ноября (Лодзинская операция) хоть не позволила им занять Лодзь, привела к оккупации противником северо-западной части Польши.

Nemtsy na vostochnom fronte 1914 god 300x167 - Трудная жизнь деда начинается с 1914 года

Немцы на восточном фронте, 1914 год

По общему мнению, итоги кампании 1914 года на русском фронте свидетельствовали о том, что ни одна из противоборствующих сторон не сумела достичь намеченных планов.  Не сумев удержать за собой Восточную Пруссию и потеряв к концу года часть территории Царства Польского, Россия, тем не менее, не позволила немцам ни в одном из намеченных ими пунктов достичь запланированных результатов.Между тем, России удалось нанести серьезное поражение Австро-Венгрии и занять значительные территории на этом участке фронта. Для всех стало очевидно, что «лоскутная империя», как называли Австро-Венгрию, превратилась к концу 1914 года из полноправного союзника Германии в ее слабого партнера, постоянно нуждающегося в германской поддержке.

В ходе первых месяцев войны также рухнула стратегия, рассчитанная на отмобилизованные армии и на имеющиеся возможности военной промышленности.  Накопленные в предвоенные годы запасы боеприпасов подходили к концу, а значительная часть кадровой армии оказалась выбитой в результате кровопролитных боев августа-декабря 1914 года.

Таким образом к концу 1914 года фронт выглядел следующим образом:

  • на границе Восточной Пруссии и России он по-прежнему проходил по довоенной границе, затем следовал плохо заполненный войсками обеих сторон разрыв, после которого снова начинался устойчивый фронт от Варшавы к Лодзи, в районе Кракова фронт пересекал довоенную границу Австро-Венгрией с Россией и переходил на захваченную русскими войсками австрийскую территорию.
  • На юге фронт упирался в Карпаты, практически незанятые войсками обеих сторон. Находящаяся к востоку от Карпат Буковина с Черновцами перешла к России.

Стихотворение, в котором нарисованы последствия военных событий 1914-го года.

DED ANDREJ NA FRONTE PROTIV AVSTIYAK 300x209 - Трудная жизнь деда начинается с 1914 года

Прощай, кровавый, страшный год!

За все твои ужасные деянья,

За все мученья, беды и страданья

Тебя проклял измученный народ!

 

Прощай и растворись в седом веков тумане!

Пусть память о тебе рождает в людях страх,

Не повторится вновь всемирной жизни крах.

Исчезни навсегда в забвенья океане!

 

Ты тучей грозною надвинулся над миром

И на несчастный мир извергнул бездну бед!

В истории веков кровавый, страшный след

Оставлен надолго безжалостны вампиром!

 

Поля и пажити – людей труды святые

Ты разорил и с прахом все смешал,

Ты шествовать вперед культуре помешал,

Богатства погубил, веками нажитые!

 

Детей оставил, ты, жестокий, сиротами

И вдов рыдающих, несчастных матерей…

В сердцах ты пробудил инстинкты злых зверей,

Земную грудь смочил и кровью, и слезами!

 

Прощай, год ужасов, невиданных доныне,

И в даль веков уйди с позором и стыдом!

Ты, надругавшийся над миром и трудом,

Как дикий зверь над жертвою в пустыне!

 

РАССКАЗ ДЕДА АНДРЕЯ О ЕГО ВЕЩЕМ СНЕ И О ЕГО ТРУДНОЙ ЖИЗНИ

После призыва и лагерей меня направили на юго-западный, австро-венгерский фронт, под Львов. Зима, холод. Шинель, винтовка, котелок, фляга, ложка, нож, портянные обмотки. Это все те пожитки, что были со мной на фронте. Жили прямо в окопах. Рыли землянки. Обогревались кострами. Дома беременная жена Ганна.

Я на передовой. Метрах в ста от нашего окопа располагались окопы австрийцев. Приказывали, я стрелял. Стрелял, в основном, выше голов австрийцев. Вместе со мной был сослуживец с Гусарки. Я с ним общался, как с земляком. Рассказывали друг другу сны и разные истории, курили самокрутки из махорки. Ели, как придётся — война есть война. Однажды ночью мне приснился сон. Выглядываю я из окопа. Только высунул голову, австрийская пуля меня прямо в лоб. Лицо залило кровью. Я думаю, а как же я теперь буду жить дальше с простреленной головой. Кровь идет, а на улице мороз. Проснулся в холодном поту. Утром рассказываю земляку мой сон. Земляк слушает и говорит: Хороший сон. Встретишься с родней. Я думаю, какая здесь на фронте родня? Только поели солдатской каши, прибежал ротный, кричит: «Андрей Бойко, к полковнику!». Я думаю, наверное, меня отправляют в разведку взять языка или еще куда-то. Попрощался с теми, кто был со мной в окопе и пошел с полковнику. Вхожу. Полковник говорит мне: «Ты на хорошем счету, отличился в боях. Тебя наградили отпуском домой на две недели». «Вот мой сон!», подумал я.

Прибегаю в роту, собираю в рюкзак свои вещи, прощаюсь со своим земляком. На поездах я как-то добрался до Юзовки, ныне Донецк.А оттуда пешком домой, в село Цареконстантиновка Александровского уезда Екатеринославской губернии. Дома меня не ждали. Дома порядка нет, холод, разруха. Молодая жена вся в слезах, с новорожденной дочерью Федорой… Пролетели две недели, закончился мой отпуск.

Второй раз меня отпустили на побывку в летом 1917 после ранения. Осколок снаряда попал в руку, меня положили в госпиталь. В этот период я не писал Ганне писем. А после выписки из госпиталя мне дали двухнедельный отпуск. Когда я приехал домой, то жена рассказала, что накануне моего приезда видела сон, в котором нашла мою рубашку с дырочкой от пули. Так она поняла, что скоро от меня будут известия. Была готова к самому страшному, но сон оказался просто сном.

Российская армия на фронтах несла огромные потери убитыми, ранеными, пленными, она не могла больше воевать. Фронт рассыпался. Мне нужно было кормить семью, поэтому я  уезжал на заработки в Юзовку.  Работал там в шахте. С женой Ганной встречался тайно и страстно. После дочери Федоры Ганна трижды беременела и рожала. Но эти младенцы умирали. Других детей у нас не было до 1921 года. В начале 1917 года в России сменилась власть. И я думал, что все прежнее уйдет безвозвратно. Но я ошибся, стало только хуже. Многие хотели, чтобы я, солдат с опытом примкнул: то к Махно, то кЗеленым, то к Красным, то к Петлюре. Но каждый раз я с трудом увертывался. Воевать я категорически не хотел.

foto 19 300x233 - Трудная жизнь деда начинается с 1914 года

Первая коллективная вспашка на полях повторно организованного колхоза им. Д. Бедного, Донецкая область, 1930 год.

Очень трудной моя жизнь и жизнь моей жены Ганны была при советской власти. Первые годы советской власти, когда объявили НЭП, я организовывал сельскохозяйственную коммуну в селе Очеретувате. Вначале дела Коммуны шли неплохо. Но власти приняли решения объединить Коммуну с другой Коммуной. И наша Коммуна распалась. Как раз в это время началась продразверстка и принудительная коллективизация. Постоянно приезжали продотряды и забирали абсолютно весь хлеб.  Я прятал, что мог. Прятал везде, но они находили и забирали. Насильно забрали скот и заставляли записываться в колхоз. Я протестовал. Мною власти были недовольны. Я решил прятаться, в шахтах Юзовки.

С женой Ганной мы отдали нашу вторую дочь Варвару Марьяне — сестре Ганны. Она жила с Нестором, а детей у них не было. Это было единственной возможностью спокойной жизни нашей второй дочери. Я уехал в Юзовку. Там таких как я, кто прятался от советской власти, было много. Местность, где я поселился, в народе называлась Нахаловка. Свое название получила потому что без разрешения властей строили дома, то есть нахально. Происходило это так. Если ты за одну ночь поставишь стены и дымарь, то тебе разрешат жить в этом доме, если такую постройку можно назвать домом. Тем не менее, у меня не было иного выхода.

Stantsiya Rutchenkovo 300x197 - Трудная жизнь деда начинается с 1914 года

Юзовка станция Рутченково.

Там, в Цареконстантиновке, где жена, меня искали и могли отправить в лагеря в Сибирь или на рудники. Я подготовился к постройке дома. С шахты принес деревянные столбы-подпорки. Приготовил дымарь. Договорился с моими друзьями. Выбрал место постройки и расчистил его. В назначенную ночь друзья пришли. Но это место уже захватил кто-то другой. Началась потасовка. Нам отдали все стройматериалы. И я решил найти другое место. В следующий раз я заранее сторожил выбранное место. Пришли друзья. С наступлением темноты мы начали быстро работать. Вдруг ночью приходит участковый милиционер и из администрации. У нас для них было два литра водки. Отдали. Уходя, они сказали: «Успеете выстроить — будешь жить, не успеете —  разрушим твой дом». Когда они пришли утром, мы как раз успели поставить дымарь и обернули его черной бумагой. Участковый говорит: «Твоя взяла, живи». Так у меня появилось свое жилье.

Я сообщил эту новость Ганне. Она тайно приехала ко мне, так как ее хотели судить за то, что скрывала мое местонахождение. Затем 15 летняя Федора поочередно привезла всех моих дочек. Наша жизнь была голодная и ужасно трудная. Федора и Варвара и Настя на помойках собирали кости. Ганна их варила. Получался бульон. В пищу шли очистки картошки и все другое, что дочки находили на помойках. Но это была спокойная жизнь в отличие от той, что была прежде в Цареконстантиновке, где меня постоянно искали власти.[/su_quote]

КОММЕНТАРИЙ

Этот вещий сон деда и его решение больше никогда не воевать, а также настойчивая реализация этого его решения определила ход всех дальнейших событий его жизни, жизни жены Ганны и их детей. Не прячься дед в шахтах Юзовки, его могли бы сгноить в советских лагерях смерти. И не родился бы Петр, Николай и Екатерина. И все было бы совершенно иначе. А более точно — не было бы многих внуков, правнуков и праправнуков. Да, дед выбрал и принял трудное решение против произвола чиновников при  советской власти. Много лет боролся и победил, дав жизнь многим.Валерий Парубец
Посмотреть СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ