26.05.2018

Дочь Татьяна

Рассказ Валерия Парубца дополнен Еленой Ковалевой

Татьяна родилась зимой, в январе 1926 года. Её жизнь, до войны, мало, чем отличалась от жизни всех других сестер.

В детстве маленькая Таня была любознательной, рано определилась, кем, хочет быть. По рассказам самой Татьяны, мать ее любила больше других девочек. Насколько это верно — можем только догадываться. Когда Таня приходила и говорила, что будет врачом, то мать всегда умилялась и специально переспрашивала: «Кем-кем, Рвачом?» Весьма вероятно, что маленькая девочка видела, что мать болеет, и всем искренним детским желанием хотела облегчить ее страдания. Поэтому и придумала себе жизненный путь, в котором свое место видела в медицине.

И, как в подтверждение своих серьёзности своих намерений — маленькая Таня, сама пошла записываться в школу, когда ей исполнилось 7 лет. Путь был неблизкий, через балку, который девочка прошла одна туда и обратно. Конечно, дома все переполошились и Таню наказали за самовольную отлучку.

Tatyana s docheryu Lyudoj 284x300 - Дочь Татьяна

Татьяна с дочерью Людой

У Татьяны было большое стремление к новому и знаниям, училась она охотно и прилежно. Возможно, в роду Бойко и появился бы врач, но пришла война. Когда Куйбышево оккупировали немцы, Татьяну угнали на работы в Германию. По каким-то рассказам, в Германии Татьяна работала в крестьянской семье. О жизни ее в тот период информации мало, но мы знаем, что перед окончанием войны, Таня вместе с другой девушкой бежали из принудительных работ. Татьяна вернулась уже в освобожденное Куйбышево.

Стать врачом так и не удалось, мамы уже не было в живых, отец жил с Пашкой. Нужно было работать и содержать себя. Татьяна устроилась работать продавцом в маленький магазинчик сельпо.

Nikolaj Demchenko vo vtorom ryadu sleva s odnopolchanami. 1946 god 300x214 - Дочь Татьяна

Николай Демченко, во втором ряду слева, с однополчанами. 1946 год

А в 1948-м году вышла замуж за Николая Демченко. Николай в войну был танкистом. Воевал, имел несколько наград. После демобилизации работал Николай в райкоме партии, по хозяйственной части. И это позволяло ему наполнять дом разными продуктами, и всем необходимым. Поэтому, в этом смысле Татьяне было очень легко жить и вести домашнее хозяйство. От этого брака у Татьяны и Николая было двое дочерей: Люда и Лена.

По характеру Татьяна была веселой, обаятельной, всегда с улыбкой на лице. Веселый нрав помогал ей жить, быть оптимисткой. Спустя какое-то время, не без помощи супруга Николая, Татьяна перешла на работу в отделение банка. Работала она в сберкассе, на выдаче денег.

Татьяна была очень доброй и отзывчивой. Она помогала своей сестре Анастасии, моей маме, болевшей туберкулезом легких. Давала ей деньги и продукты. Рыдала, когда моя мама умерла.

После смерти моей мамы Татьяна взяла меня в свою семью (этого очень хотела Анастасия и просила её перед смертью позаботиться о маленьком Валерии). И это тоже говорит о её душевных качествах и неравнодушии к происходившим жизненным невзгодам в роду деда Бойко. Взяв меня к себе, она, под нажимом её мужа Николая, сдала меня в детский дом из-за того, что у меня были обнаружен очаговый туберкулез легких. И затем все 6 лет моего пребывания в детском доме помогала мне, писала письма, воспитывая меня таким образом. Часто по моей просьбе она высылала в письме мне несколько рублей денег. Я приезжал к ней на каникулы. И чувствовал себя очень и очень комфортно.

В жизни Татьяны случилось большое несчастье. Её дочь Лена привозила своего сына на лето к Татьяне. Однажды сын Лены купался в Куйбышевском ставке. Нырнул. Попал под электрический провод и погиб. Трагедия для Лены и особенно для Татьяны. Не зажившая всю жизнь рана. И постоянное чувство вины перед дочерью Леной.

Сейчас Татьяны уже нет в живых. Она умерла в 2012 году в 86-летнем возрасте, пережив мужа Николая на 31 год.

Рассказ Оксаны Куриленко, дополнен Еленой Волобуевой

Мы все считали, что Татьяна Бойко и Мария были погодками. На самом деле, дело было немного иначе. Смена даты рождения у Татьяны была вынужденной. Когда село оккупировали немцы, то всех молодых девушек и юношей стали угонять в Германию на работы.  Поэтому, в свидетельстве о рождении Тане снизили возраст на один год. Но Великая Отечественная война длилась дольше, чем рассчитывали жители Куйбышево. И поэтому, достигнув 16-летия Таню увезли на принудительные работы.

Всех шестнадцатилетних детей согнали на станцию, где в вагоны для скота, запихали всех, кого пригнали для транспортировки. Вагоны набивали до отказа детьми, затем закрывали на засов. И так они ехали, ехали почти без остановок. Останавливались пару раз для того чтобы молодежь справила нужду. А после, когда снова всех погрузят в вагоны, закроют на засов,

Солдаты   с автоматов, пулеметной очередью прочёсывали все кусты и траву, чтобы никто не мог уйти живым, если кто надумал убежать.

В Германии ее, как и многих других угнанных молодых людей, отправили работать на завод. Чем именно она там занималась, сейчас сказать сложно, остались только воспоминания о том, какие были условия жизни.

Жили они в огромных помещениях барачного типа, спали на двухъярусных лежаках. Особых условий для личной гигиены не было. Процветали болезни, педикулез. В одежде и постелях – масса клопов.  Тяжелая работа и плохое питание.  Кормили свекольной похлебкой, в которой был сварен подгнивший буряк. За неповиновение и плохую работу жестоко наказывали – отсылали в концлагеря.

Однажды ночью она проснулась после яркого сна. Ей привиделось, что сгорел деревянный улей, а пчелы, которые были в нем – разлетелись. Стало тоскливо на душе. Таня почувствовала, что умерла мама.

За время нахождения там, Татьяна, и до этого будучи стройной девушкой, сильно исхудала. Она могла свою талию обхватить пальцами обеих рук.

Но, случилось, что приехали зажиточные сельские бюргеры на ярмарку, где выбирали себе в подсобное хозяйство работников.  Выбрали Татьяну.  Сама Татьяна вспоминала тот момент, как важный и поворотный в ее жизни. Говорила, что если бы не это событие, то она бы в Германии на заводе и умерла.

Голодные годы оставили свой след в жизни Татьяны на всю жизнь. Она никогда не кушала картофель в мундирах – потому что эта еда напоминала ей голодны годы в Юзовке, когда они собирали объедки от тормозков шахтеров и рабочих и варили из них похлебку.  А из мёрзлой земли вырывали  полузеленый картофель и тоже его ели. После такого картофеля у нее было сильное отравление. А ещё, Татьяна всегда имела запас сухарей, которые хранила в полотняном мешочке за печкой. Она всегда регулярно обновляла свой «неприкосновенный запас» и никому не позволяла выбрасывать сухие хлебные корочки.

Новые немецкие хозяева оказались добрыми людьми, условия жизнь были получше. Татьяне давали еды больше и качество ее было гораздо лучше. Хозяйка пила по утрам кофе со сливками и сахаром. И иногда давала и Тане. Но Татьяна была сильно оголодавшей. Поэтому набрасывалась на любую еду, практически не разбирая вкуса.

В обязанности Тани входило: кормить птиц, поросенка, доить корову. Девушка набрасывалась на все съестное: ела дерть, пила молоко. Кроме этого работников кормили. В итоге Татьяна сильно поправилась, как говорила «щеки лежали на плечах».  Таня очень хотела домой, мечтала сбежать. Но сбежали они только тогда, когда русские солдаты освободили этот населенный пункт. И к нашим девушкам и парням было очень плохое отношение, потому что они работали на немцев. Девушек насиловали, как говорила Татьяна “устраивали публичный дом”.

Поэтому они и решили убежать, не рассчитывая на помощь солдат- освободителей. Татьяна, парень, и ещё одна девушка из Куйбышево, звали ее, кажется, Мария. С этой девушкой Татьяна и вернулась домой в Куйбышево.

Путь был опасным, через линию фронта, домой на родину. Передвигались только по ночам, когда шли, когда удавалось проехать на поезде или в машине тайком. По мере приближения к линии боевых действий становилось все сложнее. Опасались, как немцев, так и советских солдат. Они бесчинствовали одинаково неистово.

Но, все же они попались. Советские солдаты, озлобленные от боев, оголодавшие по женской ласке были готовы к насилию. Но Татьяна не растерялась. Она когда-то видела эпилептический припадок у односельчанина. Его она и стала имитировать: упала на землю, начала беспорядочно дергать конечностями, стала делать из слюны пену и закатила глаза вверх так, чтобы были видны только белки. Солдаты не стали трогать «припадошную».

Молодой поляк, сбежавший с Татьяной, давно на нее заглядывался. И все зазывал с собой, предлагал пожениться и жить с ним в маленькой польской деревне. Но Татьяна стояла на своем: «Додому».

Татьяна вернулась в уже освобожденное от немцев Куйбышево. Там – снова голод, разруха. Матери нет, отец нашел себе другую жену.

Татьяна устроилась работать в маленький магазинчик, а жила с сестрой. Сестра работала в колхозе за трудодни, а Таня выдавала по карточкам продукты и товары. Но, все-равно ей удавалось выкроить для себя кусочек хлеба и немного сахара. Временами получалось сэкономить отрез ткани.

Спустя некоторое время, к симпатичной продавщице стал наведываться молодой Николай Демченко. Фронтовик, танкист, красавец. В скором времени они поженились, и Николай запретил Татьяне работать продавщицей. Сказал, что торгашество опасно. Вдруг Татьяна попадет в недостачу и тогда придётся погашать долги, даже, «хату продать».

Поскольку Николай был уважаемым человеком, то ему удалось устроить жену работать в сберкассу. У Николая был друг, начальник милиции Пожидаев Николай, который потом устроил Татьяну работать в паспортный стол паспортисткой, где она проработала до самой пенсии.. У Татьяны был красивый почерк и эта работа ей в самый раз. Тем более и жила она совсем рядом с работой. В паспортном столе работало два человека: Начальник и паспортистка. Татьяна была очень ответственная. Не только выписывала паспорта, вела их учёт, выписка, прописка граждан. Когда отсутствовал начальник, она вела прием граждан.

Сам Николай Демченко, ещё в школьные годы был авторитетом в школе. Его называли “Батя”.  С первых дней войны ушел на фронт. Был танкистом.  Несколько раз был ранен. Сильное ранение, и последнее, получил в боях за Севастополь. Чудом был госпитализирован на большую землю. Первые два корабля из ранеными были уничтожены фашистами. А третий корабль отправили ночью. Вот на третьем и был Николай. Этому кораблю удалось добраться до земли.

Отец Николая тоже был на фронте и погиб в Югославии. Николай остался за старшого в семье, где были младший брат Иван и две сестры Надя и Оля. Он им всегда во всем помогал.

А когда нашли могилу, где был захоронен отец Николая, то он поехал в Югославию. Но как таковой могилы уже не было. Там было распаханное поле. Но с поездки он привез Татьяне духи, две теплые шерстяные кофты. Татьяна их очень любила и берегла. Бордовую она носила на работу, а розовую одевала по праздникам. Своей дочери Лене, Николай привез разноцветные карандаши, шариковую ручку 12 цветов, сладости.

После войны был значительной фигурой в селе, уважаемый фронтовик, имел награды, был образованным. Его стали продвигать по партийной линии. С годами Николай стал полнеть, появился большой живот. Оксана вспоминала, что дед был добрым к внучкам, любил и баловал, как мог. У него всегда в запасе были гостинцы для детей – леденцы. Квадратные брусочки в шелестящих обертках, лежали на столе в деревянной шкатулке, которую смастерил Валерий Парубец.

Татьяна была умелой и хозяйственной. Она хорошо рукодельничала, умела скроить одежду и шила быстро и с удовольствием. До сих пор сохранились вещи, созданные ее руками: одеяла и подушки.  Татьяна умела починить все, что ломалось в доме, от деревянных табуреток до электрических переносок и удлинителей.

Еда, приготовленная ею, всегда была вкусной. Очень вкусной. Особенно запоминались ее пасхальные куличи, которые она пекла в настоящей печи. Своё кулинарное мастерство она передала внучке – Оксане. Теперь Оксана печет сдобу по бабушкиным рецептам.

Татьяна была бережлива и аккуратна. Своим детям и внучкам она показывала шкурки молодых крольчат. Пушистые, хорошо выделанные, которые долго сохраняли ворс, не теряя его, эти шкурки не повреждала моль. Оксана рассказывала, что бабушка Таня с любовью доставала и гладила шкурки. Рассказывая при этом, что их ей подарил ее отец, дет Андрей, чтобы Татьяне дочери Лене сшила шапку и рукавички. Он, с ее слов он был хорошим хозяином, ловкий, мастеровой, не пьющий. У него всегда была аккуратная подшитая обувь. В семье всегда была живность, корова, лошади, поросята, куры и кролики. Кроликов дед разводил почти до самой своей смерти. Татьяна берегла эти шкурки, как память об отце.

Фото с Татьяной Демченко из альбома  Людмилы Демченко

Валерий в гостях у Виктора Бойко в 2006 году

Посмотреть СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ